Новости

Новая модель угроз Закон «О персональных данных» вешает новые вериги на бизнес и создает новый рынок для структур, близких к ФСБ

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Совет Федерации принял закон «О внесении изменений в Федеральный закон “О персональных данных”». Сенаторы поддержали закон, несмотря на протесты экспертов в области информационной безопасности, Ассоциации российских банков и Ассоциации региональных операторов связи. Сам закон вступил в силу в январе 2007 года, но не весь. Заблокирована была статья 19, вводящая драконовские меры в отношении всех организаций, имеющих хоть какое-то касательство к персональным данным (ПД). А под персональными данными понимается «любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу», то есть это и цвет глаз, и размер ноги, и номер сотового телефона, и сексуальная ориентация, и данные о здоровье, и членство в партиях. Согласно закону, госкомпании и частные фирмы должны были взять с каждого человека подписку, что он не против обработки своих ПД, а компьютер, где находятся эти ПД, защитить специальным софтом, аттестовать как минимум трех специалистов и т. д. (многие из мер не прописаны в законе, а были потом введены подзаконными актами ФСБ и Федеральной службы по техническому и экспортному контролю, ФСТЭК). Закон касается около 7 млн. организаций — частных фирм, госкомпаний, поликлиник, детсадов.

 

Расследования по делам о милицейских пытках в России по-прежнему не эффективны

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

27 июня 2011 года, Москва. 27 лет назад Генеральная ассамблея ООН приняла Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Через десять лет после ее вступления в силу (в 1997 году) день 26 июня был провозглашен Международным днем в поддержку жертв пыток. Россия является участницей Конвенции ООН против пыток и Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, а также Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. В соответствии с этими международными документами наша страна несет обязательства по предотвращению пыток и жестокого и унижающего обращения, необходимости эффективного расследования жалоб на такие преступления, а также по привлечению к уголовной ответственности виновных и выплате пострадавшим компенсации.

Анализ обращений граждан, дела которых были приняты в производство «Общественного вердикта», с точки зрения их содержания и количества позволяет прийти к выводу о том, что проблема применения пыток в правоохранительных органах по-прежнему носит системный характер. Находящиеся в производстве Фонда дела можно разделить на те, в которых сотрудники милиции/полиции применяли пытки или жестокое обращение, а также дела по другим должностным преступлениям. В большинстве дел, где правоохранители применяли пытки, следственные органы проводят расследования неэффективно, в ряде случаев не расследуют преступления вовсе.

В приведенном ниже списке отражена лишь малая часть дел о пытках и жестоком обращении, по которым работает «Общественный вердикт»:

Дело об избиении молодежи в Дальнегорске (Приморский край) не расследуется 4 года. Более двадцати человек, пришедших на дискотеку в Дальнегорске, подверглись избиениям со стороны милиционеров. В ночь с 27 на 28 октября 2007 года у Дома культуры «Березка» произошла небольшая потасовка. Но прибывшие на место сотрудники Дальнегорского ОВД вместо прекращения беспорядков, развернули операцию по пресечению беспорядков. Они стали хватать и избивать всех, кто попадался под руку, резиновыми палками, кулаками и ногами. Задержанных доставили в местное УВД, где продолжили избиения. Некоторым угрожали табельным оружием, обещали застрелить, если кто надумает куда-нибудь пожаловаться. Большинству задержанных не исполнилось 18-ти лет.

Дело Вячеслава Мерехи (Ставропольский край), жителя хутора Калаборка («в воспитательных целях») пытали сотрудники местного ОВД. Гражданин подвергся в милиции сексуальному насилию. Хотя потерпевший знает имена тех, кто его пытал, уголовное дело возбужденное еще в конце 2010 года до сих пор расследуется в отношении неустановленных лиц.

Дело Таисии Осиповой (Смоленск), политическая активистка содержится в СИЗО Смоленска. 26-летняя девушка страдает целым рядом хронических заболеваний и не получает в заключении необходимой медицинской помощи. Заболевания, которыми страдает заключенная, дают ей право на освобождение из заключения. Осиповой пришлось через суд добиваться, чтобы администрация СИЗО обеспечила ей проведение медицинского освидетельствования. Несмотря на победу в суде, освидетельствование до сих пор не проведено.

Дело Александра Смирнова (Рязань). Молодой человек, возвращаясь со встречи выпускников своего института, был избит и ограблен сотрудниками патрульно постовой службы. Дело в течение 3-х лет незаконно, то прекращают, затем после обжалований со стороны Фонда возобновляют вновь, потом прекращают снова.

Дело Евгения Шишова (Камчатский край). От Шишова в милиции требовали признания в совершении преступления. Задержанному сообщили, что он попал в «Корякское гестапо», и стали избивать бейсбольной битой. Дело расследовалось 4 года. Милиционер осужден.

Дело Константина Патина (Ульяновск). Милицейский следователь и его брат требовали от Патина признаться в хищении 1 тыс. рублей. Задержанного избивали, надевали на голову пластиковый пакет, пытали электрическим током. Дело Патина одно из немногих исключений, когда следствие относительно быстро смогло расследовать дело и доказать вину одного из милиционеров.

Дело Сергея Рыжова (Челябинская область). Во время задержания местного жителя, который находился в бане, сотрудники милиции закрыли ведром и ветошью дымоход. В результате гражданин задохнулся угарным газом. Уголовное дело было возбуждено только через год и в отношении неустановленных лиц.

Дело Галины Субботиной (Санкт Петербург). Сотрудники милиции избивали девушку, требуя признания в преступлении. Дело не расследуется 3 года. Один из милиционеров находится в федеральном розыске.

Дело Александра Прихожана (Сыктывкар). Сотрудник спецприемника беспричинно несколько раз ударил задержанного по голове пряжкой от солдатского ремня. Факт избиения был зафиксирован камерой наблюдения, установленной в спецприемнике. Кроме того в учреждении в тот момент находились сотрудники общественной наблюдательной комиссии, которые на месте взяли у потерпевшего объяснения. Милиционер, избивавший задержанного, на суде попросил прощения у потерпевшего и обратился к суду с просьбой не лишать его свободы.

Фонд «Общественный вердикт» с сожалением констатирует, что ни реформа МВД, ни вступивший недавно в силу закон «О полиции» (в законе прямо прописан запрет на применение пыток) не привели к существенным улучшениям в деле предотвращения пыток в нашей стране. По мнению директора Фонда Натальи Таубиной: «Реформе должно подвергаться не только милицейское ведомство, но и все правоохранительные органы. В рамках такой комплексной реформы особое внимание должно быть уделено разработке и внедрению в правоприменительную практику ряда мер, обеспечивающих эффективное расследование жалоб на должностные преступления и привлечение виновных к ответственности. В первую очередь это относится к таким тяжким преступлениям, как пытки и жестокое обращение. Только когда сотрудники милиции и других государственных органов будут уверены, что любое их правонарушение или преступление будет расследовано, а наказание последует неминуемо, можно будет ожидать положительных и устойчивых изменений к лучшему».

 

"Энергия россиян уходит в песок" Что вынесли россияне из 20 лет реформ?

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Власть опоздала с созданием гражданского общества. Оно появилось само.

Здесь люди на вопрос "Кто вы?" в первую очередь отвечают: гражданин своей страны. Считают, что должны активно отстаивать собственные интересы и права перед лицом власти. Ценят свободу и хотят быть образованными. Мобильны. Ждут перемен. Это не европейская страна и не Америка, и даже не Россия будущего. Как показало масштабное исследование Института социологии РАН, это — наше настоящее. Какие еще прогрессивные черты российского общества до сих пор оставались незамеченными и почему так происходило, "Огоньку" рассказал Владимир Петухов, соруководитель исследования "Двадцать лет реформ глазами россиян", глава Центра комплексных социальных исследований Института социологии РАН.

— В исследовании прозвучала мысль о том, что российские реформаторы, беря за образцы идеальные модели, не слишком интересовались "социальным материалом". Считалось, что общество можно подстроить под модель, выведя нового человека. Между тем результаты опросов вашего института дают понять, что для модернизации никого "выводить" не нужно, достаточно заметить тех, кто уже есть. Придется обратиться к "материалу"?

— Существует распространенная точка зрения, что с нашим обществом ничего поделать нельзя, что оно отвергает любые нововведения. Эта точка зрения удобна хотя бы потому, что позволяет элите оправдывать благими целями определенное насилие над людьми, ведь их, неразумных, нужно переделать, приспособить к новым реалиям. Так рождается концепция авторитарной модернизации, которую можно провести только сверху и желательно при нейтрализации большинства населения. Причем эта точка зрения настолько выгодна и проста, что исповедуется представителями всего нашего политического спектра — и консерваторами, и националистами, и даже некоторыми либералами. В частности, сегодня насаждается мысль о том, что все 20 лет, прошедшие с момента запуска радикальных реформ 90-х годов, были напрасны, наше общество ничуть не изменилось, и вообще, в России все движется по порочному кругу, который одна только власть может разбить.

Последнее исследование нашего института об отношении россиян к реформам 20-летней давности, как и множество предыдущих, прямо опровергает подобные взгляды. В действительности фатальной косности, инертности российской ментальности не существует. Конечно, я не собираюсь идеализировать наше общество, оно не монолит: внутри него есть разные слои, при этом пассивных граждан, как, впрочем, и везде, большинство. Однако как минимум треть населения — это люди, обладающие социальным капиталом, образованные, активные, умеющие рассчитывать на свои собственные силы и стремящиеся к самореализации и самовыражению. Они понимают, что развиваться нужно и что дальше жить старым нельзя.

— Треть — это очень много. Такое количество "людей модернизации" уж должно было как-то проявить себя в жизни. Почему их почти не слышно?

— Проблема в том — и наше исследование это показало,— что возможностей для самореализации, запрос на которую, несомненно, есть, становится все меньше. Люди еще как-то могут достигнуть успеха в личной жизни, завести друзей, но на макросоциальном уровне их ждет, скорее всего, череда разочарований. Мы спрашивали респондентов, как изменились их возможности для карьерного, профессионально роста, перспективы реализации в бизнесе, на общественном поприще, шансы улучшить свое материальное положение,— и везде встречались с пессимистичными оценками. Конечно, люди признают, что по сравнению с советским временем возможностей для самореализации стало больше. Но тут же делают важную оговорку — больше не для всех, а для узкого круга лиц. Те варианты социальной мобильности, которые открылись в 90-е, планомерно урезались и в конце концов люди остались не у дел. Природа нашей демократии, когда своим можно все, а другим ничего, уже настолько очевидна, что становится раздражающим фактором для большинства населения. Она действительно тормозит развитие, заставляет всю энергию россиян уходить в песок — на борьбу со скверными институтами.

— Борьба может идти до победного конца, а может превратиться в бегство, например за границу. Какой из вариантов более востребован?

Открытый и личный протест — это тоже признак сегодняшнего состояния обществаФото: Александр Петросян, Коммерсантъ

— Реализуются оба. Желание уехать из страны сегодня велико как никогда. Например, на 10 процентов по сравнению с 2001 годом выросло число тех, кто считает, что человек должен жить в той стране, где ему больше нравится, не задумываясь о долге перед родиной: латентных "беглецов" сегодня больше половины населения — 55 процентов. С другой стороны, в обществе растет чувство агрессии. 34 процента россиян в ходе опроса признались, что часто испытывали желание перестрелять всех взяточников и спекулянтов, из-за которых жизнь в стране стала невыносимой, 38 процентов — что иногда такое желание испытывали, и только 28 процентов опрошенных не сталкивались с таким соблазном. Можно заключить, что градус напряженности в обществе предельно высок.

— Это все-таки эмоциональные признания. А вот могут ли люди, ценящие самовыражение, цивилизованно формулировать свой протест, "проговаривать" недовольство?

— Популярность участия в митингах и забастовках — если вы об этом — тоже растет. Между тем замерять степень социально-политической активности россиян их непосредственным интересом к политике было бы неправильно. Люди прекрасно понимают, что модель демократии, реализованная в России, выводит общество за скобки, когда речь идет о принятии судьбоносных решений. Поэтому классическая политика мало кого занимает.

Но если раньше мы фиксировали, что, люди, понимая установленные правила игры, просто отказывались от какого-либо участия, то буквально в последний год картина изменилась. Похоже, что после десятилетия редчайшей апатии народ стал просыпаться. Люди поверили в действенность и силу движений одного требования — вроде "синих ведерок" или "Архнадзора". Это тоже политика, но иного рода. И она-то как раз интересна. Налицо возрастающая способность к самоорганизации: власть закрутила гайки, традиционные институты (прежде всего партии и профсоюзы) неповоротливы — сама ситуация подталкивает к созданию гражданского общества. Вероятно, нам удалось зарегистрировать первые признаки близкого "развода" между обществом и государством: потому что последнее начало слишком явно нарушать "брачный контракт" варианта нулевых, который предполагал обмен лояльности на невмешательство.

— Вы говорили, что общество немонолитно. Где же сосредоточились все недовольные?

— Их много на разных этажах социальной иерархии. Раньше мы замечали, что от уровня жизни конкретного человека зависит его отношение к сложившейся системе: если он обеспечен, то в целом доволен. Сегодня эта схема перестала работать. Люди оценивают свое положение исходя не из уровня, а из качества жизни. Повлияли, как неоднократно говорилось, и пожары прошлого года, и бесконечные пробки, и общий инфраструктурный коллапс, который постепенно накрывает страну. Все очевиднее неприятный факт: сколько бы у тебя ни было денег, обеспечить себе счастливую жизнь в неблагополучном обществе невозможно — ты либо будешь стоять в пробке на "лексусе", либо твой авиарейс на Монте-Карло задержат из-за того, что не хватает нужного реагента. И виновных при этом не найдут. Тому же среднему классу, который научился зарабатывать, очень неприятно, что ни за какие деньги нельзя получить место для ребенка в детском саду. Отсюда, в частности, такой феномен, как недовольная Москва. Долгое время столица была настоящим оазисом, городом с европейскими стандартами потребления, в котором уровень протестного участия в какой-то момент вообще равнялся нулю. Сейчас столица стала даже более раздраженной и недовольной, чем провинция — со своими моногородами, безработицей и проблемами бюджетников. Соответственно мы зафиксировали падение рейтингов у "Единой России". В Москве за нее готовы проголосовать только 19 процентов жителей, в Санкт-Петербурге — 18 процентов. Остальные либо хотят голосовать иначе, либо вообще не пойдут на выборы.


— При всем том поддержка первых лиц страны по-прежнему очевидна. Люди хотят перемен, но верят, что Медведев продолжает курс Путина, и довольны этим. Нет ли здесь противоречия?

— Раз общество еще не распалось, у него должно быть что-то, чему можно доверять и вокруг чего объединяться. Большинство несущих конструкций нашей политической системы доверия не вызывают. Осталась своеобразная триада, которая еще находит поддержку: "тандем", церковь и отчасти армия. В данном случае феномен неподсудности высшей власти, когда кресло президента автоматически красит человека, который на нем оказался, можно воспринять как защитный механизм социума, которому все-таки нужно видеть что-то хорошее в настоящем. Люди выбирают не между плохим и хорошим, а между плохим и очень плохим — скверной властью и пугающим хаосом.

В принципе, фигуру Путина поддерживают по трем причинам: он восстановил управляемость в стране, при нем нефтедоллары позволили многим улучшить свое материальное положение и наконец закончилась чеченская война. Конечно, закончилась весьма условно, но в 90-е людям казалось, что наша армия вообще не сможет покинуть Кавказ и, как в XIX веке, будет сидеть там десятилетиями.

— Результаты ваших опросов, однако, показывают, что сейчас вторую чеченскую абсолютное большинство населения оценивает отрицательно, то есть эта заслуга уже не так актуальна. Зато, несмотря на всю модернизацию, в обществе растет запрос на "социализм": россияне хотят сильного государства, которое обещает дать нынешний режим.

— В отношении к чеченской войне действительно появился новый тренд, особенно сильный в молодежной среде. Во-первых, часть людей считает, что она ни к чему не привела: россияне так же боятся терактов, как и в 90-е. А во-вторых, многие уверены, что за нее заплатили слишком большую цену, что центральная власть платит контрибуции отдельной республике. Поэтому успех военных побед омрачен.

А с социальным государством все не так просто. Почему-то часто полагают, что раз люди требуют от власти социальной ответственности — они хотят вернуться в СССР. Это не так. Ряд дополнительных вопросов помогает прояснить, что речь идет о "социализме XXI века", который в том или ином виде существует во Франции, в Германии и который очень дозировано сегодня пытаются ввести даже в США. Собственно, россияне, требуя участия государства в социальной жизни, хотят двух вещей. Во-первых, справедливости, которая понимается как равенство всех перед законом и отсутствие вопиющей разницы между доходами богатых и бедных. Во-вторых, работающих социальных институтов, доступ к которым имели бы все граждане страны. Как видите, в этом нет ничего несовместимого с модернизацией. Неправильно считать, что демократия локализуется только на уровне политики, а все социальные права населения — выдумки коммунистов. Эта ошибочная установка неоднократно подводила наших оппозиционеров. Если избавиться от подобного клише, мы перестанем демонизировать свое общество.

Беседовала Ольга Филина

www.civitas.ru

 

Обнародован неправительственный доклад «Несвобода Интернета»

Российские правозащитники зафиксировали 111 фактов ограничения свободы доступа к Интернету и преследования пользователей в сети с января 2008 по май 2011 года. И если за весь 2008 год отмечено только 12 фактов, то за 5 месяцев текущего года их уже выявлено 23. Свобода Интернета находится в России под серьезной угрозой, а целенаправленное ограничение доступа к глобальной сети следует расценивать как посягательство на фундаментальные права человека. Об этом говорится в неправительственном докладе «Несвобода Интернета» (2008-2011), опубликованном сегодня Межрегиональной правозащитной Ассоциацией «АГОРА». Правозащитники отмечают, что сегодняшним обзором начинают мониторинг свободы Интернета в России и публикацию регулярных докладов о ее состоянии.


- Интернет-активистов бьют и убивают. Свободу в Сети пытаются ограничить законодательно, однако, наиболее типичные угрозы - уголовное преследование блогеров за клевету, оскорбление либо экстремизм, предъявление исков о защите чести и достоинства (преимущественно чиновниками), прокурорские предостережения, - говорится в докладе. - Мишенями становятся форумы, социальные сети, ЖЖ и Twitter. Владельцы сайтов сталкиваются с закрытием принадлежащих им ресурсов, а также с кибератаками без какого-либо эффективного расследования со стороны полиции, претензиями Роскомнадзора, ограничениями доступа провайдерами. Свобода Рунета в целом многократно становилась объектом критики представителей федеральной власти - от руководства ФСБ до депутатов Госдумы, призывавших к ее ограничению.

Правовые аналитики Ассоциации зафиксировали 22 попытки регулирования Интернета - законодательных инициатив, предложений и действий, так или иначе регулирующих доступ к информации в Интернете, 65 фактов преследования активистов, среди которых 2 убийства владельцев оппозиционного сайта на Северном Кавказе, 3 нападения на блогеров и журналистов, 22 факта уголовного преследования, 25 исков о защите чести, достоинства и деловой репутации, 14 кибератак, 9 фактов ограничений доступа в Интернет в целом или к отдельным сайтам, а также 6 предостережений прокуратуры и предупреждений Роскомнадзора.

 

30.06.2011. Исследование «Полномочия для граждан» «Empowering citizens»)

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Британский исследовательский центр «One World Trust» опубликовал отчёт об исследовании, проведённом совместно с колледжем «Goldsmiths» Лондонского университета под названием «Полномочия для граждан» («Empowering citizens»). Тема исследования: «Вовлечённость получателей услуг организаций третьего сектора Великобритании на принципах отчётности в инициативах саморегулирования». («Realizing service user involvement in UK Third Sector organizations through accountability principles in self-regulation initiatives»).

(http://www.nkozakon.ru/materials/274/)

 

Страница 30 из 37

«ПерваяПредыдущая21222324252627282930СледующаяПоследняя»

Разместите наш баннер на Вашем сайте, а мы разместим ВАШ. Мы приветствуем партнёрство!

<a href="http://pravo-rus.ru/#"><img src="http://pravo-rus.ru/images/stories/pravo-rus banner1.gif" title="электронный интернет-портал ПРАВОЗАЩИТНАЯ РОССИЯ" /></a>

 

<a href="http://pravo-rus.ru/#"><img src="http://pravo-rus.ru/images/stories/pravo-rus banner1.gif" title="электронный интернет-портал ПРАВОЗАЩИТНАЯ РОССИЯ" /></a>
Президент России Правительство РФ Совет федерации Центральная избирательная комиссия Государственная Дума Федерального Собрания ПОРТАЛ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УСЛУГ Блог Медведева Официальная Россия

© 2011

При создании интернет-портала использовались средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 8 мая 2010 года №300-рп.

Руководителем и организатором электронного интернет-портала «Правозащитная Россия» является Волгоградская региональная общественная организация защиты от дискриминации, за соблюдение конституционных прав и основных свобод человека «Наше право».

Полное или частичное использование материалов электронного интернет-портала «Правозащитная Россия», перепечатка материалов разрешается и приветствуется при условии размещения ссылки на Web-сайт www.pravo-rus.ru

Сайт не несет ответственности за содержание и использование сообщений, транслируемых с других сайтов.

 

01.11.2011 года интернет –портал «Правозащитная Россия», в связи с окончанием грантового финансирования переходит на плавающий  режим работы (добровольческий),

имеет право размещения рекламы, в т.ч. политической.

Все привлеченные средства от деятельности интернет-портала «Правозащитная Россия»

направляются на поддержание работоспособности именно  интернет – портала.